Моя дорога

31.12.2022
История репатрианта
Марине Манасян о музыке, репатриации и любви к Армении
Марине Манасян о музыке, репатриации и любви к Армении
 

Сегодня мы расскажем вам о жизни и творчестве Марине Манасян, композитора, певицы и музыканта. Марине недавно приехала в Армению, и нам очень интересно узнать не только о ее творчестве, но и о ее опыте возвращения на родину.

 

В подростковом возрасте вы жили в двух странах – России и Армении. На что это было похоже? Как это повлияло на вас?

Оглядываясь назад, могу сказать, что это были тяжелые времена. Сначала ты оказываешься в одном месте, где тебе приходится адаптироваться ко всему новому, потом ты снова возвращаешься и заново привыкаешь к другому месту, другому языку и, конечно, к другим людям вокруг тебя. И это происходит примерно 10 раз за 10 лет. Я где-то читала, что для детей и подростков один болезненный переезд по уровню травматизма равен потере двух близких людей. Переезд сильно повлиял на мою жизнь, но я не могу с уверенностью сказать, что он сделал меня сильной, возможно, я уже была достаточно сильной.

 

Прожив много лет в России, насколько вы ощущаете себя русской, а насколько армянкой?

Я никогда не считала себя русской, несмотря на то, что бóльшую часть жизни провела в Москве, несмотря на то, что я обожаю Москву и мои лучшие друзья – русские, этот список можно продолжать. Но при любой возможности и в любой момент я старалась рассказать всем об Армении. Когда живешь далеко, желание рассказать о своей стране становится навязчивой идеей. Может быть, мы, находясь далеко от своей родины, таким образом пытаемся быть ближе, своими историями и любовью к ней.

 

 

Как обе страны повлияли на вас как на музыканта?

Я могу ответить на этот вопрос по-разному. Первый ответ – никак, потому что на пути становления помогает вера в себя, а это исключительно личная духовная работа. С другой стороны, страны оказали огромное влияние. Вначале русские рок-группы породили желание заниматься музыкой, они в целом открыли мне дверь в музыку, потом в зарубежную рок-музыку, потом в музыку от классической до электронной. Это внешнее влияние.

А внутреннее – это зов корней, это стало очевидным не сразу. Может быть, потому что меня выкорчевали. А может быть, оно обнаружилось из-за того, что я была далеко. Когда вы глубоко погружаетесь в себя, это возвращает вас к корням. В моем случае это открытие во мне армянских песен, которое произошло совершенно интуитивно. Что бы я ни писала, все пропитано Арменией.

 

Как вы выбрали такое сложное музыкальное направление? Можете ли вы описать свою музыку более подробно? Потому что я воспринимаю ее как традиционные мотивы в очень крутой современной обработке.

Мне кажется, есть что-то такое, что человек не выбирает, а рождается с этим, то, что можно либо развить, либо уничтожить. Это просто выбор. То же самое и с музыкальным направлением, я никогда не смогу сказать, что я выбрала, это то, с чем я родилась, или, если быть поточнее, то, что было дано мне Богом. Я бы не стала описывать музыку по жанрам, этого недостаточно, лучше включите песни, закройте глаза, откройте сердце и слушайте. Это возвращение домой.

 

Где родились ваши работы?  Вы приезжали в Армению для вдохновения? Что вас вдохновляет, независимо от времени и места?

Чаще всего они рождаются в моей комнате, где я одна и никто мне не мешает. Эта комната может быть в Москве или Ереване, неважно.

Нет, я не приехала в Армению специально для того, чтобы вдохновиться и написать музыку. У меня так не получается. Недавно я прочитала книгу Германа Гессе «Гертруда» об одном композиторе. Его описания зарождения музыки очень близки мне, она еще не написана и даже не звучит в голове, но ты уже чувствуешь ее. А потом приходит время, и ты садишься ее писать. Это просто чудо. Так, на стихи Егише Чаренца я написала альбом «1303», который выйдет в марте 2023 года.

Мне всегда трудно  ответить, что меня вдохновляет, потому что это может быть какая-то незаметная мелочь, которая побуждает меня созидать.

 

 

Марине, почему вы решили вернуться в Ереван? Какие возможности дало вам это решение?

Мое возвращение произошло совершенно спонтанно или опять же интуитивно. Этим летом я выехала из Москвы на машине и путешествовала по Грузии, Турции, Армении, пела на улицах. После возвращения из поездки в Ереван я поняла, что хочу остаться здесь.

Мне сложно ответить о возможностях, они определенно появились и будут появляться все больше и больше, но об этом можно поговорить как-нибудь потом.

Если говорить не о музыке, а о том, что дало мне возвращение в Ереван – лечение самой большой травмы, разлуки с родиной на десятилетия. И все же, находясь здесь, я поняла, что невозможно обесценить ту жизнь, которая была за пределами Армении.

 

Как развита музыкальная индустрия в Армении? Какие перспективы для развития вы видите здесь?

Музыкальная индустрия здесь отсутствует. Есть хорошая музыка, но нет индустрии. А перспективы – это все зависит от веры, отношения, человек сам создает свою реальность, что я создаю в своей голове – то и будет.

 

Как изменилась Армения? Что вы чувствуете после переезда? Чем она отличается на каждом этапе вашей жизни?

Армения моего детства – это «темные годы», то есть 90-е, когда распался Советский Союз, произошло землетрясение и началась война между Азербайджаном и Нагорным Карабахом (Арцахом). Они считаются темными из-за отсутствия отопления, воды, электричества, работы и т.д. Тем не менее, именно в эти годы люди вокруг меня были самыми добрыми и отзывчивыми.

Армения моих подростковых лет – мои 7 и 8 классы в школе, которые я считала лучшим временем своей жизни, до возвращения сюда этим летом. Армения сегодня – это то, что не похоже на мое прошлое здесь. И я привыкаю к этому, вернее, нахожусь в процессе принятия. Армения – это всегда любовь и горы. Каждый раз, когда ты видишь ту самую гору, ты удивляешься, что такое может существовать и что такое может произойти с тобой на самом деле. Ведь до недавнего времени в Москве каждый раз Арарат казался мне где-то высоко в облаках.

 

 

Если бы Вам дали всего день на пребывание в Армении, какие места Вы бы посетили?

Любую церковь, монастырь. Одно из сокровищ Армении – это время, которое скрыто в каждом камне, которым более 1000 лет. В Сюнике есть храм 11 века Воротнаванк. Он заброшен. Внутри церкви живет змея. И раз в минуту можно услышать ее шипение.

 

Что представляет собой Армения? Какие армяне?

Армяне разные. Худшие и лучшие. Я расскажу только о лучшем – о доброте. Это то, что обезоруживает, во всяком случае, лично меня.

Недавно я думала о том, что многие люди, эмигрировавшие в Армению в этом году, воспринимают свой переезд как вынужденный. В этом хаосе мира и своих мыслей многие не понимают, куда они, «вынужденно», попали. Нужно понять, что, оказавшись здесь, стоит остановиться, даже замереть, и вдохнуть всю любовь и святость, которая исходит от земли.

 

Следите за Марине в Instagram

 

Елизавета Меркулова

ПОДРОБНЕЕ

См. все
  • Размышления
    Формирование будущего Армении: перспективы Назарета и Грайра
    Формирование будущего Армении: перспективы Назарета и Грайра
  • Repats for Artsakh
    Шушан Кешишян и Hub Artsakh: стойкость и возрождение
    Шушан Кешишян и Hub Artsakh: стойкость и возрождение
  • История репатрианта
    Хорошо продуманное решение: Переезд Ара из Германии в Армению
    Хорошо продуманное решение: Переезд Ара из Германии в Армению
  • Repats for Artsakh
    Мэри Асатрян: Голос перемещенных и уязвимых людей Арцаха
    Мэри Асатрян: Голос перемещенных и уязвимых людей Арцаха
Loader