{

Моя дорога

23.04.2020
Размышления
Признание Геноцида Армян. Есть Ли У Нас Цель?
Признание Геноцида Армян. Есть Ли У Нас Цель?
 
24 апреля текущего года армянский мир в 102-й раз вспоминает жертв геноцида 1915-1923 гг. в Османской Турции. Традиционно армяне по всему миру ведут острую дискуссию относительно проблематики признания геноцида. Одни считают, что борьба по международному признанию геноцида армян является абсолютным приоритетом, другие уверены, что главной задачей является укрепление государственных институтов в Армении и лоббирование интересов Республики Арцах.

Кто прав в этом извечном споре? Лично я считаю, что никто. Постараюсь объяснить, почему я пришел к этому выводу. Никто в армянском мире за последние сто лет так и не смог объяснить, в чем состоит цель всех кампаний по признанию геноцида со стороны иностранных правительств. 

Я много раз задавал этот вопрос своим коллегам в Диаспоре, которые активно вовлечены в лоббистскую деятельность. Некоторые пытались уйти от сути вопроса, переводя разговор в философские рассуждения о необходимости восстановления справедливости.  Другие считали, что продвигая признание геноцида, они стремятся рассказать миру о преступлениях прошлого, чтобы предотвратить аналогичные злодеяния в будущем, а третьи отвечали достаточно просто – необходимо, чтобы мир это признал.

Справедливы ли эти позиции? С моральной точки зрения - да. Вряд ли в цивилизованном мире существует второе мнение относительно того, что преступления против человечности должны быть осуждены. Не подлежит сомнению и тот факт, что стремление к справедливости имеет серьезное значение для цивилизационного развития. 

Однако, преследуя благородные цели, важно помнить, что мы живем в реальном мире, которым управляют прагматичные интересы великих держав. Отложим моральную сторону вопроса и спросим себя, имеется ли у нас прагматичная общенациональная цель в отношении международного признания геноцида?

Может быть, добившись международного признания, мы сможем остановить аналогичные преступления в будущем? Я считаю, что с точки зрения реальной политики эта цель не имеет будущего. Холокост был признан и осужден на Нюрнбергском процессе.  Позднее на высшем уровне в ведущих странах мира были приняты законы о запрете отрицания геноцида еврейского народа. Помогло ли это избежать последующих великих преступлений в Руанде, Камбодже и Дарфуре? История в очередной раз преподала народам важный урок, мораль которого предельно ясна – станьте сильнее или будете уничтожены. 

Допустим, что мы определили свою глобальную цель, которая состоит в возвращении своего исторического наследия, отнятого по причине политической неподготовленности и геополитического романтизма тогдашней аристократии. Теперь нужно понять, в чем состоит политическая ценность сотен резолюций, принятых в разных странах мира, и как они могут помочь в достижении нашей цели. Станут ли Франция, Россия, Германия и Аргентина – страны, признавшие геноцид  – поддерживать наши политические требования в отношении современной Турции как наследницы Османской Империи? Я очень сильно сомневаюсь в этом по нескольким причинам.

Первое - реальные расчеты в политической стратегии всегда первичны, а мораль и справедливость вторичны. Успех возможен лишь в том случае, когда мораль и справедливость можно использовать в качестве инструментов достижения реальных политических целей. Не нужно питать иллюзий относительно того, что все может быть иначе, и мораль может стать двигателем политики. 

На сегодняшний день мы не сумели создать условия, при которых армянский фактор стал бы одним из ключевых субъектов международной политики. Второе – мы должны четко понять, что все резолюции, принятые на уровне отдельных стран, являются исключительно внутриполитическими юридическими актами. Более того, лоббированием этих актов занимаются организации, зарегистрированные в стране пребывания. Следовательно, речь идет не только об армянских группах, ведь юридически они являются американскими, французскими, испанскими и российскими общественными организациями. Эти мелочи и нюансы имеют не последнее значение, так как они ограничивают поле для реальных политических и лоббистских маневров. 

Дополнительную проблему создает неопределенность самих диаспоральных организаций. К примеру, ведущие про-армянские группы влияния в США делают абсолютно противоречивые заявления. С одной стороны, говорится о том, что Америка уже признала геноцид армян. С другой, лидеры Диаспоры говорят об отрицании властями исторических фактов и требуют от сегодняшнего президента Трампа признать геноцид. Создается впечатление, что некоторые руководители диаспоральных организаций сами не знают, чего хотят и к чему стремятся. 

Я не хочу заострять внимание на правовом аспекте данного вопроса, скажу лишь о некоторых серьезных заблуждениях. Правовое признание геноцида со стороны США предполагает наличие законопроекта, принятого обеими палатами Конгресса, подписанного президентом и одобренного Верховным Судом. После успешного прохождения этой процедуры законопроект переходит в статус закона, отражающего официальную позицию страны в отношении геноцида армян.

Между тем, не стоит отрицать другие факторы не правого характера, говорящие о де-факто признании США геноцида армян. В разное время отдельные законопроекты и резолюции принимались на уровне Палаты представителей и Сената, имеются постановления ряда Окружных судов, а также многочисленные заявления разных президентов, включая Джимми Картера, Рональда Рейгана и Билла Клинтона. Более того, на территории Америки открыто множество мемориалов в память жертвам геноцида, а в ведущих университетах проводятся фундаментальные исторические исследования. 

Иными словами, американские власти не создают серьезных барьеров для армянской Диаспоры в направлении популяризации темы геноцида. В России же имеет место обратная ситуация. Москва де-юре признала факт геноцида армян, однако до сих пор в России нет ни одного мемориала памяти жертвам этой трагедии. Имеются и другие ограничения. К примеру, четыре года назад, я пытался провести научную конференцию в своем университете по теме геноцида армян, но мне ответили отказом, ссылаясь на нежелание вредить государственным отношениям между Россией и Турцией.  И подобных примеров огромное количество. Справедливости ради нужно отметить, что многое зависит от того, насколько заинтересованы в лоббировании этого вопроса лидеры местных армянских организаций. По тому, какие достигнуты результаты, каждый может сделать вывод о наличии или об отсутствии мотивации и заинтересованности. 

Таким образом, мы оказываемся в тупике. Однако при наличии политической воли и более приземленного отношения к международной политике, можно найти выход из этого положения. Во-первых, необходимо раз и навсегда покончить с существующими неформальными договоренностями о том, что тема геноцида является исключительной прерогативной Диаспоры. Важно выработать общую стратегию, основанную на учете реалий современной мировой политики, а не на романтических декларациях о великом единстве Армении и Диаспоры.

Во-вторых, власти в Армении должны создать механизмы, которые позволят Диаспоре напрямую вовлечься в политические процессы в стране. Важно перестать воспринимать Диаспору как кошелек, которым можно всегда воспользоваться, но держать на дистанции от общественно-политической жизни. Без решения фундаментальных проблем мы не сможем изменить ситуацию в свою пользу. К сожалению, пока мы заняты тем, что пытаемся лечить симптомы вместо болезни. 

Арег Галстян
Кандидат исторических наук, эксперт-аналитик журналов The National Interest, Forbes, The Hill и The American Thinker.
Статья была опубликована в 2017г. 

Подробнее

См. все
  • История репатрианта
    Культура и образование как связывающие к Армении звенья
    Культура и образование как связывающие к Армении звенья
  • История репатрианта
    Страх потери Родины как основание репатриации
    Страх потери Родины как основание репатриации
  • Размышления
    #EngageArmenia2024: Путешествие по армянским общинам Европы
    #EngageArmenia2024: Путешествие по армянским общинам Европы
  • Размышления
    Engage Armenia 2024: Сисиан Богосян о развитии туризма в Армении
    Engage Armenia 2024: Сисиан Богосян о развитии туризма в Армении
Loader