{

Мой путь домой

28.04.2021
История репатрианта
Арег Абрамян: История репатриации
Арег Абрамян: История репатриации
 
Арег переехал в Ереван чуть более 3-х месяцев назад. Работает в международной консалтинговой компании. Более 3-х лет руководит некоммерческим проектом Zartnir. Уверен, что образование – основа развития армянского общества и главный путь выхода из всех системных кризисов поствоенного периода. Обо всем этом и о многом другом – читайте в эксклюзивном интервью редакции Repat Armenia.
 
- Арег, какие у тебя впечатления от жизни в Армении? Какие выводы ты успел для себя сделать?
- Я живу в достаточно закрытом мире, в центре. За пределы Еревана редко когда выезжаю. Но я все вижу. И знаешь, эта катастрофа безделья, бездарности и невежества забралась во все уровни жизни. Она везде, как рак проникла во все щели. Мы думали, что 30 лет можно ничего не делать, а потом за 2 года все восстановить и пойти вперед. Но откуда? Из ниоткуда ничего не бывает. Мы, армяне, живем в пузыре, как томаты в собственном соку, в вымышленном мире. Нам всем нужен сверхчеловек, мессия, смесь Рубена Варданяна с Шарлем Азнавуром и еще кем-то. Он должен быть и дипломатом, и политиком, и сердобольным человеком – все сразу. Мы сейчас как младенец, который должен вырасти, встать на ноги, понять что к чему. Я вижу фатальную отсталость в обществе. Приведу пример с открытием перехода на пересечении улиц Маштоца-Арама. Не то, чтобы это плохо, совсем нет. Мне просто не нравится то, что весь город это обсуждает. Мне не нравится торжественность события с перерезанием красной ленточки. Мы на каком уровне вообще находимся? Прекрасно, что прошла реставрация, что кому-то есть дело до этого перехода, но неужели это настолько важно, чтобы уделять обычному городскому событию так много внимания? Мы страна, которая находится в постоянной угрозе военной эскалации (пауза)… И разве переход – самое главное событие в нашей жизни?

Глобально, мы живем так будто нет смысла жить. Мы здесь ни к чему не стремимся. Мы не знаем ничего из собственной истории. И если ты кого-то спросишь об армянстве, то первым же делом услышишь монолог о принятии христианства. Это было более чем 1700 лет тому назад! Какое ты лично имеешь к этому отношение? Это удручает. Хорошо, у каждого есть выбор. Многие ничего не хотят делать. Это нормальная конверсия людей. Нельзя никого обвинять. Но главное, не нужно ждать результатов после безделья. 
 
- Ты разочарован?
- Нет, это не разочарование. Это – боль. Я примерно понимал, куда я еду. Это абсолютно осознанная репатриация, к которой я давно стремился. Я всегда хотел жить в Армении. Фрустрация всегда будет при переезде, просто чем дальше, тем сложнее. И с годами это ощущение нарастает. Важно поймать момент переезда, надо четко осознавать свои возможности и сделать первый шаг. 
 
- Осознавал ли ты, что война – неизбежна?
- Я, честно говоря, не думал об этом. Но думаю, что это логично. За всем этим я наблюдал со стороны, в Москве. Люди 30 лет готовились, вооружались. Здесь нет ничего необычного. Но несмотря на всю военную мощь, все 44 дня войны они мучились. У них были огромные потери. Иногда мне кажется, что мы все должны просто замолчать, чтобы поблагодарить армянских воинов за то, что у нас осталось. Одним из ключевых факторов является то, что никто из армян не испытывал чувство страха потерять Арцах. Оттуда все и идет.
 
Арег Абрамян

- Тебя ничего не останавливало переехать после войны?
- Нет. Наоборот. Страха нет и не было. Оно будет так как оно будет. Я сюда переехал с внутренним осознанным решением. Я часто говорю: ‘it will be how it will be’ (будет так как будет – Прим. редактора). По крайней мере я понимаю, что, переехав в Армению, я плачу серьезные налоги. Откровенно говоря, на этом пункте любая другая ответственность гражданина должна заканчиваться. Если государство активно работает с различными институтами власти, то оплаты налога вполне достаточно. То есть ты платишь из своей оплаты труда зарплату тому человеку, который должен на государственном уровне заниматься твоими делами, развитием твоего государства. Разве этого недостаточно? А если это человек не успешно занимается всем тем, что я перечислил, тогда зачем я ему плачу?

Знаешь, когда немцы встречаются друг с другом, они почти никогда не обсуждают политику, потому что их голова забита совсем другими вещами. А я жил в Германии, и прекрасно знаю, о чем говорю. Однажды на встрече с другом я сказал, что быть армянином очень сложно. Это груз. Помню, что после этой встречи мне на глаза попалось интервью с Артуром Месчяном, где тот говорил примерно то же самое. Чтобы быть армянином патриотом, ты должен откинуть все плохое, что было в твоей истории, и смочь полюбить все хорошее, что осталось (пауза). Я не знаю, откуда у меня такая тяга к этому месту, к своей родине, но факт остается фактом, и я стараюсь делом доказать любовь, как бы трудно ни было.  
- Расскажи о своем образовании и как весь твой бэкграунд повлиял на проект Zartnir?
- Первые четыре года я учился в армянской школе 1888, на Медведково, затем я ушел в лицей с английским уклоном. Помню, как тогда, в столь юном возрасте, я написал письмо президенту Армении о мусоре на улицах. То количество мусора на дорогах мне запомнилось на всю жизнь. А так, я окончил Вышку, факультет логистики и управления поставок. Взял перерыв на год и через год поступил в магистратуру альма-матер. Затем выиграл грант на обучение в Германии. Полюбил немецкий менталитет. Ты никуда не спешишь, но четко знаешь, куда идешь, и при этом все успеваешь.

Что касается Zartnir, то проект родился после апрельской войны 2016 года. Я постоянно мониторил ленту событий и вдруг у меня возникла очень отчетливая мысль, что если мы будем и дальше продолжать впопыхах собирать деньги на бронежилеты, каски и прочие необходимые примитивные вещи, то мы так никуда и не сдвинемся. А во-вторых, мы не сможем ни то что победить, а просто сохранить хоть какой-то статус-кво. Понимаешь, твой бронежилет или твои деньги не нужны сейчас, они нужны заранее. Иногда я слышу, как мы с гордостью говорим о собранных средствах: «Мы собрали 170 миллионов! Но это что такое? Это просто смешно. Армении сейчас нужно как минимум миллиарда 3, причем сразу, единовременно. Не принижая достоинства тех, кто участвовал в сборе, здесь я говорю и о себе, при всем уважении, это не эффективно. Нужны долгосрочные инвестиции. Да, кого-то спасет твой бинокль ночного видения, и он не умрет, но это все разово, это не перспективно. Именно тогда я и понял, что самая главная инвестиция – это образование. Единственное, что может вывести человека со дна – это образование. Исключительно ‘strive for education’ (стремление к знаниям, жажда знаний – Прим. редактора) спасет нашу страну. Потом уже каждый сможет сделать свой выбор в жизни. Оставаться фермером, уйти в науку и так далее. Только образованный человек может поменять облик страны, всю страну. И тогда уже мы не будем сходить с ума, оперативно покупая и отправляя эти самые бронежилеты. Диаспора живет в постоянном SOS. Мы всегда так жили. Но разве это правильно? Это же деструктивно. Не бывает чудес. Нам никто не поможет и это нормально. Нет Моисея. 
 
- А как же Пашинян?
- Я не хочу обсуждать политику. Сейчас общество беспокойно. Оно больное. Скажу лишь одно: у нас было две опции – мир или война. Третьего не существовало. Если мы хотим мира, то должны были идти на уступки территорий без статуса Арцаха, если войны – то к ней надо готовиться. А мы не хотели ни территории отдавать, ни готовиться к войне. Кто мы после этого? (пауза). Единственный плюс в том, что система нашего врага основана на тоталитаризме. А диктатура в длительной перспективе никогда ни к чему хорошему не приводит. В истории нет такого примера. Возможен какой-то рост на время, но упадок неминуем. Диктаторские режимы себя изживают. 
 
- Расскажи о Zartnir. Что он значит для тебя? 
- Если кратко, то мы создаем интерактивные книжные школьные кружки на территории Армении и Арцаха. Все это происходит внутри общеобразовательных школ. Стараемся вести свою деятельность как можно дальше от Еревана, в сельских школах. Очевидно, что образование в Армении находится явно не на высоком уровне, если не на низком. У нас многие дети просто не умеют выражать свои мысли, писать эссе, говорить по теме… В детях не развито чувство критического мышления.

Zartnir Team

По данным на прошлый год, в Армении более 26 % людей живет за чертой бедности. Есть еще огромный пласт населения, живущего в бедности. По факту за чертой находятся более 800 тысяч людей. Очень важно понимать, что эти люди никогда в жизни не смогут себе позволить книжку за 5.000 драм. В свою очередь, стоимость на хорошие книги начинается от 3.000 драм. Важно отметить, что 70 % бедных людей живут вне Еревана. Но почему я выбрал книги? По большому счету я почувствовал нечто, что можно назвать ‘gut feeling’ (чутье, интуиция – Прим. редактора). Также, я лично очень люблю читать, с самого детства. Помимо прочего, мы разбираем мировые научные исследования. Мы вникаем в научные постулаты. И там есть данные, которые на доказательном уровне рассказывают об эффективности чтения с раннего детства, о повышении эмоционального интеллекта, о перспективах в социальном статусе и так далее. Все это эмпирически доказано. На нашем сайте есть материалы по этим исследованиям, также у нас в арсенале и собственные наработки. Мы верим в то, что делаем и наша ключевая цель – изменение системы образования. В это изменение может внести свою лепту каждый из нас. Все мы станем соучастниками реформ в сфере образования. У нас есть на это шанс с Zartnir. 
 
- Какова конечная цель проекта?
- Создать равные условия для получения образования 21 века. Покрыть все школы Армении. И построить вертикальную систему развития каждого из участников проекта. От начала вступления в школьный кружок Zartnir до трудоустройства на конкретную позицию, я имею ввиду до получения контракта на работу. Несмотря на различные ситуации, очень важно вдохновлять. Важно мыслить позитивно и заниматься каждодневным трудом.
 
- Как ты себя ощущаешь в городе? Какое у тебя сейчас внутреннее состояние?
- Наибольший уровень эмоционального напряжения у меня был в период войны. Удивительно, но после переезда, то есть в мирное время, у меня периодически эмоциональное состояние было таким же тяжелым, как и в период войны. Но несмотря ни на что я доволен тем, что переехал. И да, я вижу здесь и свое будущее, и своих детей. Мне не грустно от всего того, что я перечислил. Мне больно. Это немного разные понятия. Я стараюсь разрешить эту боль. Любое переживание рано или поздно должно трансформироваться в действие. А насчет города, я очень люблю Ереван. Обожаю то ощущение безопасности, которое он дает. Мне тут улицы родные. Именно поэтому, я четко осознаю всю ответственность. Ведь наша жизнь не только про кафе, хотя они тут прекрасные, не только в праздности жизни… Понимаешь, я был бы самым счастливым человеком в мире, если бы не нужно было делать Zartnir. Потому что это означало бы, что государство смогло решить эту проблему или продвинуться максимально далеко в ее решении.
 
- У тебя же был выбор остаться в диаспоре. Можно же и там состояться, разве нет?
- Да, такой выбор был, но ради переезда ты всегда должен от чего-то отказаться. Я отказался от повышения зарплаты в полтора раза и жизни в городе со вторым в мире бюджетом. Состоять в диаспоре – это как покупать индульгенцию от обязанностей и ответственности. Так ты платишь за свой комфорт, свою безопасность, за завтрашний уверенный и сытый день. Я 27 лет покупал индульгенцию, в один момент я понял, что enough is enough (хватит – Прим. редактора). 
 
- Ты сейчас никого не обижаешь?
- Я думаю, все это и без меня понимают в глубине души. В конце концов я был таким же и эти слова обращены в том числе и ко мне. Это не обвинение. Каждый сам выбирает. Важно просто понимать, что, если ты в диаспоре ты не можешь требовать отставки правительства, изменения политической конъюнктуры, чистых улиц и так далее. Мы должны просто понимать ответственность за любой выбор, который сделали в жизни. При этом, безусловно важна поддержка диаспоры в любых ее проявлениях. Я очень надеюсь, что диаспора импортирует свой интеллектуальный потенциал в Армению, это главная инвестиция, которая только может быть.
 
- Что ты готов сказать нашим читателям и подписчикам? 
- Переезжайте, иначе вы, возможно, будете жалеть об этом всю жизнь. Впервые, наверное, за 1000 лет есть поколение, которому выпал шанс на долгосрочное строительство независимого армянского государства. Разве это не мечта, ради которой стоит переехать? Оно стоит того, чтобы попробовать. Так сложилось, что армянам всегда легче состояться на чужой земле. А сейчас у нас, наконец, есть государство, есть уникальные возможности, в отличие от поколений, которые были до нас. Не все будет гладко. Местные тут жили и в голод, и в холод, и нельзя всего требовать сразу. Изменения нельзя внедрить просто и быстро. Кто ты такой, чтобы люди тебе поверили? Нужно постоянно своим личным примером доказывать право жизни на этой земле. Порой самое сложное время – лучшее для переезда. Сейчас – веха возможностей. Даже после войны.
 
 
Найти всю необходимую информацию тут – https://zartnir.am/ 
Специальный корреспондент портала Repat Armenia Мариам Кочарян переехала жить в Армению в 2020 году из Москвы, Россия. 

Подробнее

См. все
  • История репатрианта
    Моя задача — пиар нашей страны
    Моя задача — пиар нашей страны
  • История репатрианта
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
  • Armenian by Choice
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
  • Советы
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
Loader