{

Мой путь домой

14.09.2021
История репатрианта
Нуне Согомонян: два года жизни для деревни Лорут
Нуне Согомонян: два года жизни для деревни Лорут
 
Нуне Согомонян переехала из России в Армению два года назад. Она преподает русский язык и литературу в сельской школе в Лори по программе Teach for Armenia. Нуне с радостью поделилась своей историей в интервью для Репат Армения.  
 
Нуне, расскажите немного о себе: когда вы переехали в Армению, как приняли это решение и что вас мотивировало?
- Я переехала в Армению 2 года назад. Я изначально не знала, что есть такая организация как Репат Армения, я узнала про неё спустя год после переезда, и именно они посоветовали мне подать заявку в Teach for Armenia. Было ли это самостоятельным решением? Нет, я не хотела переезжать в Армению, так получилось по семейным обстоятельствам. Я долгое время не могла найти работу по специальности, но потом я случайно увидела, что в РАУ проводится курс лекций про репатриацию. Меня это очень заинтересовало, и я начала посещать эти лекции, во время которых я и узнала про Репат Армения. Я связалась с ними, рассказала свою историю и сказала, что ищу работу по специальности. Я окончила исторический факультет в России, но из-за языкового барьера (плохое знание армянского) мне было трудно найти работу по профессии. Мне предложили преподавать русский язык, хоть я по профессии историк и могла преподавать историю либо обществознание. В итоге я все-таки решила попробовать, подала заявку и начала готовиться к участию в программе. Я узнала, что буду преподавать в селе Лорут в Лорийском марзе.

Нуне
 
Чем вы занимались до переезда в Армению и почему не хотели сюда переезжать? Бывали ли вы в Армении раньше, чувствовали связь с родиной?
- В Россию я уехала после 4 класса с бабушкой и дедушкой, родители остались в Армении. Я редко приезжала в Армению. Хоть мне и было хорошо здесь, но все-таки больше тянуло в Россию. Именно там я видела свое будущее и строила планы. В первый год, когда я приехала в Армению, мне было очень сложно и я не хотела здесь оставаться.
 
А не могли бы вы поделиться, в чем были ваши трудности?
- Я привыкла к жизни в России, плюс у меня был языковой барьер, школа была закрытым местом для меня, особенно моя специальность историка. Я пробовала себя в разных сферах: проработала в детском саду, потом работала на заводе по производству ювелирных изделий. Я, конечно же, разговаривала на армянском всегда, но я не умела читать и писать. В моем окружении в России никогда не было армян, ни в школе, ни в университете.
 
Были ли вы как-то вовлечены в деятельность армянской общины Москвы?
- Я участвовала в некоторых мероприятиях, например, мы сыграли сказку «Քաջ Նազար», а также организовывали концерты, посвященные различным памятным датам.
 
Планируете ли вы остаться в Армении после завершения программы?
- Я хочу продолжить учебу, и все зависит от этого фактора. Если я поступлю в университет, который я хочу, то я останусь. Я бы хотела сейчас индологию изучать, думаю подать документы в РАУ (Российско-Армянский Университет) по направлению индология. Но если не получится, я думаю поступить в магистратуру в России по своему направлению (история России и всемирная история). Так как я не была специалистом в области русского языка, я параллельно с работой сейчас учусь в магистратуре Ширакского государственного университета. Но это все необходимость, а не то, что мне интересно.
 
Какие инициативы вы предлагали в школе Лорута, может, кружки для детей?
- Я много раз говорила с директором на эту тему, чтобы открыть кружок танцев или волейбола, но мне сказали, что мне нужна «бумажка» о том, что я специалист в этом. Но мы ставили спектакли с ребятами на русском языке, и в этом году, надеюсь, продолжим развиваться в этом направлении.

Нуне
 
Будучи частью образовательной системы Армении, как вы оцениваете ее эффективность, и чего нам не хватает?
- Да, здесь много чего не хватает. Когда я только зашла в школу, я почувствовала сильный дискомфорт: я привыкла к тому, что 1 сентября играет веселая музыка, много людей, куча цветов, а тут очень мало детей, их сразу отвели в классы без торжественного праздника, школа маленькая, нет той школьной атмосферы, которую мы привыкли видеть. Учительская – это отдельная тема. Я всегда думала, что в учительской обсуждают успехи детей, а здесь единственная тема разговоров – это сплетни и проблемы деревни, пустые беседы ни о чем.
Когда я только сюда приехала, у меня было много идей о том, что можно сделать, что поменять. Тут детям элементарно негде играть, никаких парков, никаких качелей, хотя это можно было бы запросто сделать. В этом году мы хотели обустроить один класс и превратить его в класс русского языка и одновременно в место, где мы сможем ставить спектакли. Понимаете, когда у тебя есть желание что-либо сделать, а тебе постоянно говорят «все равно ничего не получится, зачем стараться», ты уже немного ломаешься. Как-то раз мы решили участвовать в программе «Сад для школы», я начала рассказывать про нее ученикам, они отреагировали очень воодушевленно, хотя директор был против этой идеи. Мы много работали, копали и обрабатывали землю, посадили деревья. Но пришло время, когда дети «ушли в горы» с родителями -  это такой период, когда люди идут пасти скот в горах, и длиться это может неделями. Сейчас я, когда зову кого то пойти со мной поливать наш садик, всем некогда :) 

Нуне
 
Как вы пережили военный период? Как эти события воспринимали дети?
- Еще летом 2020 года, во время июльских столкновений на армяно-азербайджанской границе, я участвовала в детском онлайн-лагере и вела уроки для детей. В первый же день, когда мы подключились по зуму, чтобы провести урок, объявили, что начались столкновения на границе. У меня как раз были дети из пограничной деревни – Неркин Кармирахпюр. Представьте, что дети подключались к занятиям прямо из своих убежищ. У нас был урок, и было слышно, как на границе стреляют. А для них это был обычный день. Они говорили, что у них постоянно так.

Нуне
Когда началась война, в деревне, конечно же, начался кошмар, как и везде. Начались постоянные разговоры про политику, все говорили, что надо делать Армении, уроки часто отменяли, в общем, сплошная политика. Никто не думал о детях, о чем они думают и мечтают. Возросли цифры заболевших коронавирусом, и были объявлены каникулы. Тогда я уехала в Ереван, но было очень некомфортно там оставаться без дела в такое время. В Ереване я увидела, что творится, везде переполох, все плачут, дети на улице что-то раздают, деньги собирают. Я думала, чем мне заняться, как помочь. Я решила записаться в VOMA. Записалась и на следующий день пошла на первое занятие. Подготовка должна была длиться две недели, после чего можно было записаться в добровольцы. Я сначала не думала, что запишусь, просто хотела приобрести эти навыки для безопасности. После первой недели тренинга я решила для себя, что запишусь в добровольцы и даже думала позвонить в Teach For Armenia. Но тогда у меня поднялась температура до 39, я подумала, что подцепила ковид, ведь мы тренировались без масок и всего прочего, не до того было тогда. Я, к сожалению, так и не продолжила тренинг в VOMA.
 
Что вы можете сказать о репатриации, как ее продвигать?
- Я думаю, что государственные органы, правительственные и неправительственные организации и посольства должны тесно сотрудничать и продвигать идею репатриации. Надо представлять и рассказывать про деятельность таких организаций, как Репат Армения. Многие люди просто не знают о таком фонде, я тоже не знала. Они не знают, как можно сюда переехать, и кто им поможет в этом. Про Репат Армения нужно максимально много говорить и предоставлять людям советы и информацию о том, как можно переехать жить в Армению.
 
Сона Григорян (стажер из РАУ специально для фонда “Репат Армения”)

Подробнее

См. все
  • История репатрианта
    Моя задача — пиар нашей страны
    Моя задача — пиар нашей страны
  • История репатрианта
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
  • Armenian by Choice
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
  • Советы
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
Loader