{

Мой путь домой

21.04.2021
История репатрианта
Тигран Гаспарян: История репатриации
Тигран Гаспарян: История репатриации
 
Тигран Гаспарян – политический советник, IR-специалист, финансист, окончил Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации. Учился в Гамбурге, проходил практику в офисах ООН и ОБСЕ. Переехал в Армению 2 года назад. Сейчас активно занимается политическим консалтингом одной из парламентских партий Армении и политическими исследованиями.
 
Тигран, расскажи о своем образовании. Как складывалась твоя карьера?
Моя специальность – экономика. Я учился на факультете государственного финансового контроля и госуправления. На 4 курсе уже начал работать в крупной международной компании в аудиторской сфере – KPMG. Затем мне стало скучно, и я начал параллельно изучать политику. Хотелось занять смежную позицию между экономикой и политикой. В то время Европа начала активно вводить санкции против России. Тогда же я устроился в Альфа-банк и работал там над урегулированием санкционных рисков. После я уехал учиться в Гамбург по магистерской программе. Осознанно выбрал исключительно политическое направление. Проучился год, параллельно проходя практику в офисах ООН в Вене, в ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе – Прим. редактора), канцлера Германии.

Когда я начал писать свою магистерскую работу, я понял, что хочу связать ее с армянской тематикой. Потому что, выбирая политику, я хотел сделать что-то полезное для своего народа. Мне кажется, что когда ты связан с политической деятельностью, ты должен принимать в расчет свою национальность. Откровенно говоря, трудно активно заниматься политикой не в своей стране. На тот момент я уже определился с темой. Она звучала так: «Политическое лидерство женщин в Армении». По ходу дела оказалось, что гамбургский университет сотрудничает с ЕГУ (Ереванский государственный университет – Прим. редактора), нашлись армянские профессоры, которые параллельно преподавали в Гамбурге. Мне очень повезло! Хочу особенно отметить, что в этом деле мне помогла координатор программы по фамилии Шнайдер. Чуть позже я узнал, что она наполовину турчанка. Я подумал, что ничего не получится, но ее тронул мой эмоциональный позыв и стремление помочь родине. Очень приятная женщина. Благодаря ей я начал сотрудничать с ЕГУ. Так, я познакомился с Артуром Атанесяном из ереванского университета. Он и стал моим научным руководителем. В то время я и начал писать работу.

из архива Тиграна Гаспаряна

Жил на две страны, но по большей части находился в Армении. После того, как прошла защита в Гамбурге, я обзавелся семьей. Кстати, моя жена тоже репатриантка. Она наполовину армянка. Родилась в Киеве, училась в Англии и переехала, как я, в Армению. Мы вдвоем решили остаться в Ереване. Здесь я начал заниматься политическим консалтингом. Здесь же у меня родился сын. Подытожив вышесказанное, хочу сказать, что я перешел из экономики в политику для того, чтобы влиять на жизнь людей в самых разных аспектах, и быть полезным для своей страны. Это очень важно для меня. Подчеркну, что мне действительно повезло во многих вопросах. Я знакомился с местными политиками без каких-либо связей. Часто они мне отвечали прямо по Facebook. И это очень помогло мне в собственном продвижении.
 
Довольны ли вы репатриацией? Какие у вас ощущения после 2 лет жизни на родине?
Очень доволен. За 2 года я практически объехал всю Армению. Я родился в Москве, но корни мои из Гориса. Мое детство начиналось и заканчивалось в Горисе. Мне казалось, что другого места и нет. Так проходили мои летние каникулы. Затем с годами Армения открывалась мне со всех возможных ракурсов. Мне очень нравится жить в Ереване. Мне комфортно. Все близко. У меня есть возможность и неспешно прогуляться, выпить кофе в любое время суток.

Помню, что когда вернулся в Москву на некоторое время после жизни в Ереване, мне стало тяжеловато. Хотя я действительно очень люблю столицу России. Мне нравится аура Еревана. Обожаю весну в нашем городе. Интересно, что мои родители были уверены, что я не свыкнусь с жизнью в Ереване, быстро разочаруюсь и приеду обратно. Но теперь все наоборот. Надеюсь, что когда-нибудь мои родители приедут ко мне обратно, а не я (смеется). Надо отметить, что за последний год трудностей стало, конечно, больше, но это и подстегивает остаться тут и работать на благо завтрашнего дня. Несмотря ни на что, мое решение остаться тут – фундаментальное.
 
Поговорим про трудности. С какими сложностями пришлось столкнуться? И вообще, что вы посоветуете среднестатистическому жителю Армении на пути преодоления этих самых трудностей?
Побольше работать. Сосредоточить свои мозги на какой-то конкретной деятельности. Это помогает. Рабочая атмосфера спасает человека. Пускай каждый возделывает свой участок. Допустим, как влияет на жизнь моя работа в кафе? Напрямую. Свежесваренный кофе может поднять кому-то настроение, и тот сможет свернуть горы. Даже так можно влиять на повседневность. Зачастую мне кажется, что мы начали принимать решения основываясь на эмоциях, а не на знаниях. У нас очень много эмоционального восприятия в жизни. Говоря о политическом выборе, советую вникнуть в суть дела. Постараться почитать о программах партий, о том, что они предлагают, насколько они врут вам. Я заметил, что у нас везде обсуждают политику. Семьи ссорятся, родственники не разговаривают друг с другом. Все это – эмоции. Мы должны стать прагматиками, и принимать решения, основываясь на знаниях. Мы столько лет не думали, что пришло время подумать. Суровые уроки – холодный душ для всех. Я советую работать, думать и действовать. Вот три шага на пути к успеху в Армении.
 
В одном из своих постов в Facebook вы написали, что сейчас нужно «заселять Сюник и Арцах». Почему вы так думаете? И кому адресован этот посыл?
Один иностранный советник однажды высказался по Армении: «Проблема в том, что никто не живет на тех территориях, которые вы хотите занять». Как можно защищать какую-либо территорию, если там никто не живет? Это правильная позиция. Да, мы знаем, что исторически это наши земли. В 90-ые мы завоевали право жизни на своей земле. Но что мы сделали после этого? Мы сделали все возможное, чтобы не использовать ее ресурсы. Нет ни инфраструктуры, ни домов. Нужны школы, детские сады, медицинские учреждения и так далее. Это все должно обеспечить государство. Иначе почему человек должен захотеть там жить и работать? Это комплексные меры, которые нужно принимать в срочном порядке. Поверьте мне, если я узнаю, что в Горисе есть прекрасная общеобразовательная школа для моего ребенка, я тут же перееду. Люди сами придут, когда все будет создано для них. Но важно уяснить, что государство – не отдельная субстанция. У общества должен сформироваться такой запрос. Мы всегда покидаем свои земли. Эта история тянется веками. Все должно измениться.
 
А как вы думаете, какой сейчас у общества запрос?
Общество сейчас находится в эмоционально нестабильном состоянии. Многие устали от политики, новостей. Это уставшее от обмана общество. Оно само не понимает, что делать. Мы в фрустрации. Но выборы – свет в конце тоннеля. Мы же не хотим гражданской войны. Очевидно, что нет. Поэтому нужна альтернатива, если никто не идет на политические уступки. Это хоть какой-то компромиссный выход. Для меня лучше смотреть не на то, как здания захватывают, а на избирательную мирную активность. Легитимность после войны перестала существовать. Ее можно восстановить с помощью выборов. Конечно, было бы хорошо установить переходное правительство, но не все так просто. Ничего не бывает идеальным. Страна доведена до того, что все государственные структуры дерутся между собой. Поэтому выборы – свет и компромисс. 
 
Вы будете голосовать?
К сожалению, у меня нет права голоса. Я на пути к получению гражданства.
 
Какие главные проблемы вы видите в армянском обществе?
Потеря доверия. И здесь, и в диаспоре. Мы не доверяем политикам, а политики не доверяют обществу. Нам казалось, что мы выигрываем, а на самом деле мы проиграли. Это создает такое пространство, где правды вообще не существует. В связи со всем этим, во-первых, у меня есть планы по запуску мозгового центра в Армении. Я уже начал деятельность в этом направлении, но пока не могу поделиться успехами. Нам нужна платформа политического консалтинга, где главное – выстраивание стратегического планирования в политике. Власть имущие должны знать, что они не всезнайки. Нужны специалисты для принятия правильных решений. Второе, запуск медиаплощадки для объективной повестки дня и достоверной информации. Это должна быть независимая структура, которой люди смогут доверять. А пока что я занимаюсь политическим консалтингом, пишу свои мысли в Telegram-канале Гаспарян и Facebook.
из архива Тиграна Гаспаряна

Что ты посоветуешь потенциальным репатриантам и тем, кто уже переехал?
Я надеюсь, что Вторая Карабахская станет для нас серьезным уроком. Она показала, что нельзя почивать на лаврах и быть беспечными. У меня такое ощущение, что мы проиграли на второй день после победы в Первой Карабахской (пауза). И все же главный совет – не отчаиваться. Не стоит беспокоиться из-за различных культурных шоков. Сфокусируйтесь на главном – зачем вы здесь. И в конце концов перестаньте считать себя репатриантами. Вы уже – часть армянского общества. Мы армяне, а не репатрианты. Надо встроить себя в армянское общество и работать во благо памяти наших павших воинов.

Специальный корреспондент портала Repat Armenia Мариам Кочарян переехала жить в Армению в 2020 году из Москвы, Россия.

Подробнее

См. все
  • История репатрианта
    Моя задача — пиар нашей страны
    Моя задача — пиар нашей страны
  • История репатрианта
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
    Профессиональная репатриация: победы для Родины и для себя
  • Armenian by Choice
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
    Адвокат Карл Ульбрихт, родившийся в Лондоне, возрождает армянские ремесла в Гарни
  • Советы
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
    Летние программы для детей и молодежи в Армении в 2024
Loader